суббота, 9 февраля 2013 г.

- Ты теперь меня всю жизнь музыкалкой будешь попрекать? 
- Да.

До 7 лет я жила в центре. Улица Желябова. Кто-то может знает.
Была у меня подруга, которую звали Дашей. Ее мне никогда не ставили в пример, потому что Даша была веселая, живая, открытая и рисковая. Я не должна была быть такой. Я должна была быть скромной и послушной.
Дашу отправили в школу в 6 лет. Я тоже очень хотела пойти в школу. Но куда там. Мои родители решили ждать до 7. Зачем - непонятно. Когда 1 сентября Даша пришла нарядная, с бантами и тетрадкой ко мне в гости - было очень обидно. До слез. Тоже хотелось.
Бабушка Даши была преподавателем музыки. Естественно, дома стояло фортепиано. Мы иногда на нем бренчали. И вот, в один прекрасный день тетя Неля решила, что у меня есть слух. С чего - не знаю. Может, праздники какие были и она выпила лишнего. Может, уши болели тогда. В общем, обнаружила  у меня то, чего быть не могло. И сообщила об этом моей бабушке. Настоятельно порекомендовав отправить меня учиться музыки. Ну и мои родители не долго думая - отправили меня в школу искусств. Я была не сильно против. Там же была Даша.
Разонравилось мне быстро. Можно сказать, что мне и не начинало нравиться. Есть такое упражнение для младшеклассников - повторить ритм. Я не могла этого сделать сразу. Учителю приходилось повторять. Впрочем, я была не одна такая там, так что подозрений это не вызывало. На сольфеджио я не могла запомнить расположение нот. Я не могла запомнить расположение 7 нот...А память у меня, вообще-то, была отличная. Специальности вообще не было. Маленькая же еще. В общем, была я абсолютно бездарным учеником, но это мало кого волновало.
Потом мы переехали во Второй. Целый год прошел спокойно. Я ходила в какие-то кружки, на танцы, на гимнастику...Везде. Мне захотелось в художественную школу. Я всегда любила рисовать, хоть и не умела. Думала, там меня научат. Попросила у мамы все узнать. Через пару дней напомнила, а она сказала мне, что уже была там и в художественной школе нет мест. Я расстроилась, но решила, что ничего страшного. Много позже выяснилось, что она даже не знает, где находится художка. Она не ходила туда. А сказала мне все это просто так, чтоб я не докучала.
А потом соседка, а по совместительству бабушкина подруга, сообщила, что ее внук учится в музыкальной школе. Бабушка, конечно, похвасталась своими знакомствами, рассказала о том, что я тоже где-то там училась...В общем, она решила возобновить мое обучение в музыкальной школе. Я тогда перешла во 2 класс.
Тетя Валя(та самая соседка) пригласила меня к себе на чай. Посадила нас с Женей(внуком) и давай передо мной расхваливать музыкалку и Жениного преподавателя. Я отнеслась к этому очень скептически. Дома родители поговорили со мной и я ответила, что можно попробовать.
Было куплено и настроено отличное фортепиано. Это меня немного воодушевило. А потом начался ад.
Я опять ничего не понимала в сольфеджио. Я будто не слышала ее объяснения. На хоре явно не блистала. Петь я никогда не умела. Специальность...Преподаватели в музыкальной школе - люди очень жесткие. Жестокие, я бы даже сказала. А еще они пытаются поставить тебе правильно кисть, управлять твоей рукой и все такое. Ребят, это элементарно больно - когда эта взрослая тетка хватает тебя за пальцы и начинает ими двигать против твоей воли.
Учеников у Натальи Викторовны было много. И мне просто дико не повезло. Были там две девочки постарше. И они считали своим долгом меня гнобить. Почему-то наши занятия иногда совпадали и это означало, что я буду идти домой в их сопровождении, выслушивая оскорбления и смешки. Они часто ходили за мной по пятам, провожая почти до самого дома. Я не знала, как сделать так, чтобы они отвязались.
Однако, был там один милый мальчик. Саша Логинов, кажется. Иногда ходили домой вместе. Нам было в одну сторону. В хорошую погоду могли долго сидеть перед моим домом и о чем-то разговаривать. 
В общем, я захотела бросить музыкальную школу. Проучилась я на тот момент там полгода, наверное. Родители устроили мне грандиозный скандал. Потом эти скандалы повторялись очень часто, Во время них на меня не раз поднимали руку.
Я ненавидела музыкальную школу всей душой. Мою сестру тоже запихнули туда. Но у Сашки хотя бы есть талант. Ее отдали к другому преподавателю и я тоже перевелась. Ох, зря я это сделала. Мне попалась ненормальная жестокая старушка. Но на тот момент мне было уже глубоко на все плевать. Я просто по инерции тратила свое время на музыкалку. Естественно, что дома я давно не занималась, ни к каким экзаменам не готовилась, домашние работы не выполняла. Разругалась с преподавателем по сольфеджио, едва сдерживалась, чтоб не послать хористку...И скрипела зубами, когда эта старая карга, преподававшая мне специальность, хватала меня за руки.
У меня начала болеть спина. Я не могла высидеть и 20 минут за фортепиано. Через 40 я готова была молить о смерти, было дико больно. А Ольга Васильевна оставляла меня посидеть подольше. Благо хоть экзамены принимала она у меня сама. Потому что завуч там была еще хуже.
В конце концов я почти перестала ходить на занятия. На итоговые экзамены я не пришла. Ольге Васильевне сказала бай-бай и успокоилась. Ненадолго. Мне стало стыдно, что я так все бросила в самом конце. Я решила восстановиться и сдать экзамены. Однако, я не могла больше обучаться в музыкалке из-за того, что не зарегистрировалась в начале года. Пришлось бы ждать еще один. ОВ предложила мне репетиторство. За занятие надо было отдать столько, сколько мы платили за месяц. Я покивала, но не согласилась. И плюнула на все это.
В начале этого учебного года бабушка сходила в музыкалку за справкой. Ольга Васильевна, которой было стремно за то, что я стала первым учеником из ее выпуска, который бросил учиться, попросила обеспечить мне полноценный сертификат. С музыкальной школой официально покончено.
Мне не дали учиться там, где я хотела. Мне не разрешали бросить то, что не нравится. Я 7 лет потратила абсолютно зря. Я не вынесла оттуда ничего. Я не сажусь за фортепиано. Я не знаю ни одного произведения наизусть. Хотя вру. Я люблю сам инструмент. Но я не научилась извлекать из него звуки самостоятельно. Все это было абсолютно зря. И да, я буду жалеть об этих семи годах всегда. И буду упрекать родителей. И буду завидовать "художникам".

Комментариев нет:

Отправить комментарий